"То, что Янукович оказался трусом, Путина очень огорчило. И это была личная обида на Украину" - Российский адвокат (видео)

Просмотры 112709 января 2018
Реклама

Адвокат Борис Кузнецов представлял интересы семей погибших на "Курске" подлодников. Крушение произошло во время учений в 2000 году, унеся жизни 118 членов экипажа – всех, кто находился на борту. Некоторых из них можно было спасти, но президент России Владимир Путин отказался от зарубежной помощи и сказал сакраментальную фразу: "Она утонула". Именно так Кузнецов назвал свою книгу, в которой резко раскритиковал результаты расследования трагедии.

Спустя два года после публикации первого издания Кузнецову пришлось спешно покинуть Россию. Против него возбудили дело, обвинив в разглашении государственной тайны. Впоследствии адвокат получил в США политическое убежище, а затем и гражданство.

В беседе с "Обозревателем" Борис Кузнецов рассказал о роковой ошибке первого президента РФ Бориса Ельцина, личной вине Путина за "Курск" и большой обиде главы Кремля на Украину, передает gazetka.

- В одном из интервью вы говорили, что Борис Ельцин считал назначение Путина преемником своей самой большой ошибкой. Почему вы так в этом уверены? И как вы считаете, после каких событий пришло это осознание?

- После ухода Ельцина в отставку я с ним встречался два или три раза. Первый раз это произошло, когда изменили государственный гимн России на гимн СССР. Он тогда выразил крайнее неудовольствие. Не помню конкретных реплик, но смысл в том, что Борис Николаевич считал это возвратом в коммунистическое прошлое.

Второй раз мы встретились во время судебного процесса над Михаилом Ходорковским (основателем "Открытой России" – Ред.). Борис Николаевич был человеком сдержанным, он избегал крайних оценок, но по ряду замечаний, по его настроению было хорошо видно, что он очень переживает из-за того, что происходит в России.

Лишь однажды при упоминании Путина он произнес фразу: "Это моя ошибка".

- Вы действительно считаете Ельцина хорошим президентом? Провальные попытки реформ, кровавая война с Чечней, роковая ошибка с выбором преемника…

- Борис Николаевич – мой президент. Он человек с достоинствами, которые значительно превышают его недостатки. Ельцин – демократ, он переживал, когда СМИ выливали на него потоки грязи. Однако он не закрыл ни одной газеты, ни одного телеканала, ни разу не подал в суд. Единственная газета, которую закрыли в период его каденции, – издание "День" Александра Проханова. Но Борис Николаевич не имел к этому отношения. Я представлял интересы правительства России по иску к редакции газеты, поэтому знаю.

Война в Чечне – это ошибка. Как мне кажется, с Джохаром Дудаевым и Асланом Масхадовым (лидерами движения за отделение Чечни – Ред.) можно было вести переговоры.

Реформы не провалились – они удались. Не без ошибок, конечно. Просто нужно понимать, что досталось Ельцину после развала СССР : пустые прилавки, пустая казна, цена на нефть – $8-10 за баррель. А в путинские времена цена достигала $150. И все же экономика в период президентства Ельцина росла.

Путин – да, это ошибка, которую он признал. Вообще Борис Николаевич умел признавать свои ошибки и извиняться за них.

- А к вам осознание "природы" Путина пришло после гибели "Курска"?

- Нет. Гораздо позднее. К изучению уголовного дела о гибели "Курска" я приступил летом 2002 года. Естественно, в уголовном деле о Путине ничего нет. Даже в первом издании книги "Она утонула…" его роль не упоминается. Более того, в этом издании я даже отметил, что президент выполнил все обещания в отношении членов семей погибшего экипажа.

А вот уже в эмиграции, после получения дополнительной информации, у меня сформировалась позиция относительно причастности Путина к гибели "Курска". Его вина, по моим предположениям, заключается в нескольких аспектах. Во-первых, военно-морские учения были самыми крупными в современной России. Сам план учений провели с нарушением Устава ВМФ, всех приказов и инструкций.

Это привело к выпуску в море "Курска" – подводной лодки, не подготовленной к стрельбе перекисно-водородной торпедой. Также не подготовили должным образом и саму торпеду. Экипаж не обучался стрельбе этой торпедой. Именно ее взрыв привел к детонации боезапаса, гибели экипажа и корабля. Путин – верховный главнокомандующий. Как мне кажется, он был обязан хотя бы заслушать отчет о подготовке учений и поручить своим советникам следить за их ходом.

Во-вторых, Путин отказался от иностранной помощи, чем обрек на гибель 23 человека, которые жили в девятом отсеке "Курска" еще двое с половиной суток. И, наконец, Путин вмешался в следствие и принял политическое решение не привлекать виновных руководителей ВМФ и Северного флота. Такова моя позиция, но мое обвинение виртуальное – я не судья, не прокурор, не следователь.

Путин отказался от иностранной помощи, чем обрек на гибель 23 человека, которые жили в девятом отсеке "Курска" еще двое с половиной суток

- Даже среди российских либералов распространено мнение, что "ранний" Путин в целом и в общем был не так уж плох. Якобы тогда он был демократом и озвучивал довольно прогрессивные идеи. Что думаете на этот счет?

- Я в России политикой не занимался. Я был адвокатом, занимался защитой по уголовным и представительством по гражданским делам. Дела, в которых я участвовал, как правило, имели большой общественный резонанс.

В 1999 году защищал вице-президента "Аэрофлота" Александра Красненкера. Мне было ясно, что к этому уголовному делу Путин приложил руку. Первая редакция обвинения Красненкеру звучала так: "Борис Березовский (ныне покойный олигарх – Ред.) внедрил Красненкера в "Аэрофлот". Я писал в жалобе: "Березовский – не Юстас, а Красненкер – не Штирлиц. "Аэрофлот" - не VI Управление РСХА (управление имперской безопасности Третьего рейха – Ред.)". Совершенно очевидно, что уголовное дело было возбуждено "под Березовского", но Борис Абрамович не имел к "Аэрофлоту" никакого отношения, и дело в конце концов рассыпалось.

Также рассыпалось дело Игоря Сутягина, сотрудника Института США и Канады, которого обвиняли в работе на американскую военную разведку. Калужский областной суд отправил дело прокурору на дополнительное расследование. Путин публично назвал его шпионом. После этого дело вновь направили в суд, а в число присяжных ФСБ внедрила сотрудника Службы внешней разведки Григория Якимишена. В итоге Сутягина признали виновным и осудили. Впоследствии его и еще троих "шпионов" обменяли на Анну Чапман и еще нескольких российских агентов, пойманных в Штатах.

Также еще до суда Путин обвинил генерала КГБ Олега Калугина в предательстве. Калугин – мой бывший клиент, я с ним дружил, но его поведение в США мне не представляется однозначным.

После курской трагедии "Останкино" стало государственной телекомпанией, затем разрушили НТВ. Сегодня нет ни одного независимого от власти центрального телеканала. Так что Путин – не демократ и никогда им не был.

- Как думаете, Путин живым из Кремля не выйдет?

- Не знаю. Сомневаюсь.

- "Улица" опасна для Путина? Или только ближайшее окружение?

- Думаю, он опасается как "улицы", так и окружения. Если на улицу выйдет 100 тысяч человек – Путину наступит конец. Если Запад достаточно сильно надавит, например, Россию отключат от SWIFT или введут полный комплект персональных санкций, то, вероятно, найдется кто-нибудь, умеющий держать в руках табакерку.

Если на улицу выйдет 100 тысяч человек – Путину наступит конец

- Агрессия на Донбассе и в Крыму – это "урок старшего брата", инстинкт самосохранения бывшей империи или просто личная обида? Порой кажется, что Путин воспринял евроинтеграционный выбор Украины, Майдан как личное оскорбление.

- Путин ставил на Януковича. Из обещанных 15 млрд успел передать ему три. То, что Янукович – вор, для Путина было не столь важно, ведь он свой вор. А вот то, что Янукович оказался еще и трусом, Путина очень огорчило. И да, это была личная обида на Украину и на украинский народ.

- По вашему мнению, какая главная ошибка Украины (их было допущено немало) в отношениях с Россией?

- Сейчас много читаю о событиях 30-40-х годов, в частности о войне с Финляндией и оккупации Балтийских стран. Финляндия сохранила независимость, потому что оказала сопротивление. Тогдашнее руководство Балтийских республик "легли" под Сталина. Чем это закончилось, хорошо известно.

Как руководство Украины прозевало захват Крыма? Почему не "придавило" Стрелкова и его команду в зародыше? Неужели не нашлось ни одной боеспособной дивизии, батальона? Не верю.

- Как и многие. Но давайте поговорим о вас. Вы скучаете по России?

- Моя страна – это Санкт-Петербург с его архитектурой, с Эрмитажем, с домом, где жил мой дед, моя мама. Это Большеохтинское кладбище, где похоронена практически вся моя семья. Путин и его банда всего этого меня лишили.

Но страна – это не только территория, это в первую очередь люди. Ту Россию, по которой можно скучать, сейчас нет. Осталось некоторое количество людей, которых я люблю, ценю, уважаю. С большинством из них я общаюсь. Мне стыдно, что я русский. Я принял решение о выходе из российского гражданства, не хочу, чтобы меня ассоциировали с Россией и ее властью.

- Почему "Курск" вас так зацепил? В России, по сути, нет честного правосудия. Вам не кажется, что тогда вы боролись с ветряными мельницами, рискнув карьерой, положением? Даже родственники погибших, кажется, смирились.

- Работа в уголовном розыске, а затем в адвокатуре – регулярное столкновение с человеческими горем. Почти всегда беды других людей я пропускаю через себя. Может, у меня это на генетическом уровне или воспитание сказалось. Та же боль, что я видел в глазах матерей, чьи малолетние дети стали жертвами маньяка-педофила, была и в глазах матерей и жен подводников. В феврале 2002 года встретился с родственниками погибших на "Курске" и понял, что не могу отказаться от участия в этом деле.

Родные подводников бросают цветы в Баренцево море. Фото Риа новости

Меня всегда интересовало, как адвокаты защищали диссидентов в советское время. Ведь очевидно, что приговоры были предрешены. Таких адвокатов было всего несколько, и их знали по именам. Это Дина Каминская, София Калистратова и Борис Золотухин. В книге Дины Каминской, в публикациях Бориса Золотухина я нашел ответы на этот вопрос. Даже в самом безнадежном деле надо поддержать подсудимого, выработать линию защиты, указать на грубые процессуальные нарушения. Пока Россия еще не вышла из Совета Европы. Поэтому продолжается рассмотрение дел против РФ в Европейском Суде по правам человека.

Есть вещи, которые важнее карьеры и положения. Может быть, это прозвучит банально, но для меня понятия "честь", "совесть", "порядочность" – не пустые слова.

- Российские либералы разделились на два лагеря. Одни считают, что нужно оставаться в стране и бороться с режимом. Вторые – уехали или планируют уехать, поскольку, по их мнению, борьба на данном этапе бессмысленна, "чудовище" само себя уничтожит, а всем адекватным людям надо спасаться. Кто прав?

- Оба правы! Это выбор каждого человека. Если бы я остался, то дело не ограничилось бы четырехлетним сроком. Меня бы убили – не сомневаюсь. Но я восхищаюсь теми, кто сохраняет Народный мемориал Бориса Немцова, кто участвует в митингах и в пикетах, восхищаюсь журналистами и гостями "Эха Москвы", "Новой газеты", New Times.

- А вы верите в демократическую Россию? В то, что бывшая империя может стать демократией?

- Верю, но, боюсь, я до этого не доживу.

Вам также может понравиться

Трамп поймал российские власти на наглой лжи: президент США сделал заявление в прямом эфире в адрес Москвы - кадры Появилось видео с места ДТП, в котором четверо украинцев попали под таран поезда в Польше Резня в российской школе в Перми - Опубликовано первое видео задержания преступника "Вольнова нужно расстрелять! Путин не виноват! Майдан не пройдет!" - Игорь Востриков "жжет" дальше (видео)

рекомендуем

Закрыть
Переможницю “Євробачення-2018” запросили до Росії: Те, як відповіла їм Нетта, заслуговує поваги!