Россияне в шоке от того, что после уничтожения всей техники, когда они уже стали драпать пешком, для них началось самое интересное...

Просмотры 288616 февраля 2018
Реклама
Сегодня мы решили устроить промежуточный финиш темы разгрома российской ударной группировки в районе сирийского города Дэр эз Зор. Промежуточным этот финиш будем считать потому, что тема эта еще будет обсуждаться достаточно долго, ибо это было чуть ли не первое в истории боевое столкновение регулярной армии США и практически такой же армии РФ. 

Поскольку Кремль избрал тактику гибридных войн, мгновенно отказываясь от своих военных, если они попадают в неприятности, то имеется две стороны таких действий. 

Москва может объявлять, что это не ее люди, а мы можем плевать на эти объявления и считать регулярной армией все то, что подчиняется российскому руководству, вооружено оружием и боеприпасами с армейских складов и которое осуществляет свои операции во взаимодействии с теми же ВВС РФ, которые получают разведданные от соответствующих военных органов разведки, которые снабжаются за счет армейской логистики и которые потом попадают в армейские госпиталя и морги. То, что они не приписаны к какой-то конкретной воинской части – ни о чем не говорит.

Те тактические группы десантников, которые заходили на нашу территорию, тоже были некой сборной из военнослужащих различных дивизий, а на месте были сведены в виртуальное воинское подразделение, без конкретного наименования и без места постоянной дислокации. Когда же бойцы этих групп стали попадать в плен, то и вовсе оказалось, что они – уволены позавчера. Кроме того, в составе группировки, уничтоженной 7 февраля, были не стройбатовцы или военнослужащие (пусть и временно уволенные) железнодорожно-подводно-конных войск, а спецназовцы ВДВ, ГРУ и прочих отнюдь не пацифистских организаций.

Так что столкновение это было, как не крути, между российскими и американскими военными. Так что тема будет еще долго актуальной, хоть уже в плане отдаленных и долгосрочных последствий. С другой стороны, промежуточный финиш можно проводить в связи с тем, что свое первое мнение, на сей счет, высказали как очевидцы этих событий, так и люди, занимающие ответственные должности в военной иерархии обеих сторон. Кроме того, свои соображения высказали наблюдатели, которые имеют возможность получать информацию из первых рук, систематизируя и обобщая ее.

В этой связи, информация, идущая со стороны военных РФ, скорее эмоциональна, чем содержательна. В самом деле, там до сих пор никто не может назвать количественные характеристики потерь. Даже по числу убитых, расхождения составляют 300%, а по раненным – вообще нет даже опорных цифр. Известно, что несколько дней подряд, из Сирии шли борты ВТА с останками и раненными. Трупы и наборы запчастей, везли в Ростов, а раненных – в три госпиталя Москвы и Питера, соответственно. О количестве раненных есть только сравнительные данные. В госпиталях говорят о том, что такого наплыва раненных, они не помнят с августа 2014 года, а характер повреждений, намного более жесткий.

Участники событий, чудом выжившие в мясорубке, до сих пор пребывают в шоке и рассказывают о тех событиях в стиле людей с тяжелым пост травматическим синдромом. Они помнят какие-то эпизоды, но рассказывают лишь самые безобидные из них. Все равно, даже “лайт” версия описаний, выглядит как тотальное побоище. Лишь немногие уходят в описание деталей, которые могут представлять хоть какой-то интерес. Например, был такой рассказ от бойца, который понял, что их расстреливают как в тире потому, что и с земли, и с воздуха, их видят как на ладони в тепловизоры. Поскольку дело было ночью, то операция задумывалась под прикрытием темноты. Как оказалась, современная регулярная армия уже не видит в ночном времени суток, элемента прикрытия, даже наоборот. По этой причине, чтобы выжить, некоторые бойцы прикрывались трупами товарищей, чтобы в тепловизор не было видно их сечения.

Но более интересно даже не это, а то, что группировка не была обеспечена ни воздушным прикрытием, ни развернутой системой полевой медицины, с эвакуационными командами, полевыми госпиталями и прочим. Отсюда следует, что россияне действительно не рассчитывали встретить сколько-нибудь серьезного сопротивления. Сработал исконный российский принцип: “мы шли работать, убивать, но никак не предполагали, что убивать будут нас”. Причем, в данном случае речь шла не о единичных потерях, а о тотальном уничтожении всей группировки.

Россияне в шоке от того, что после уничтожения всей техники, в течение 3-5 минут боя, когда они уже стали драпать пешком и своими спинами, обращенными к противнику показали, что бой окончен, для них началось самое интересное. Американцы начали отрабатывать ситуацию ровно так, как они поступали с ИГИЛ, Талибаном и прочими. То есть, после разгрома самой группировки, дальше шел методичный отстрел разбегающихся воинов. Как правило, операция заканчивалась тогда, когда на земле уже никто не подавал признаков жизни, а тепловизор показывал остывающие тела или части тел.

Мало того, был установлен пункт управления и связи, расположенный на берегу Евфрата, на сирийско-российском плацдарме. Туда тоже прилетело так, как и в другие места и разнесено в хлам. В связи с этим, россияне удивляются, почему не было заготовлено резервов и почему не появились подводно-космические войска в образе не имеющих аналогов истребителей. То есть, впечатления россиян свелись к следующим впечатлениям: “шок, трепет, отчаянье и удивление”.

Источник

Вам также может понравиться

"Слава Украине! - Тише-тише, кто-нибудь услышит" - Надо не так отвечать, надо отвечать "Героям слава" - Александр Невзоров "Сутки он лежал на ковре в своем кабинете, в луже собственной мочи, куда охрана боялась войти, но через три дня..." - Аркадий Бабченко "ОРДЛО являются территориями, которые находятся под фактическим управлением РФ" - Резолюция ПАСЕ (видео) "Мама, я не хочу умирать!" Появилось аудио из эпицентра пожара в Кемерово

рекомендуем

Закрыть
"В Кремле паника, и это только начало", - Зубов в прямом эфире рассказал, смогут ли в России свергнуть Путина (видео)